МАРКАН-СУ — ПУСТЫНЯ СМЕРЧЕЙ 1-2-3-4-5

МАРКАН-СУ — ПУСТЫНЯ СМЕРЧЕЙ

I

Джура скакал галопом, настегивая лошадь нагайкой. Все в нем бурлило и кипело. Ему хотелось самому бежать бегом, чтобы поскорее найти хоть одного честного человека, с кем бы он мог посоветоваться. Он догнал комсомольцев с Уразалиевым во главе. Джура торопливо рассказал им все, и они быстро повернули назад. — Я так и думал, — сказал Уразалиев, — что они хотят переправить за границу контрабандой скот. Надо спешить! По дороге им попались ещё два джигита Козубая. Один из них, Гапуров, узнав о случившемся, предложил перерезать баям путь, проехав напрямик по ущелью. Перед ними открылось широкое русло горной реки. Они проехали некоторое время молча. Гапуров дал знак прислушаться: в темноте ясно раздавался топот множества копыт. Выстрелы вверх, блеяние овец, свист пуль нарушили безмолвие ночи.

— Пока будем вести перестрелку, скот угонят, — сказал Гапуров.

Вдруг с востока, куда ринулось стадо, раздались новые выстрелы.

— Хорошо, очень хорошо! — радостно закричал Гапуров. — Там их встретили пограничники. Теперь уже не только скот — ни один контрабандист не уйдет за границу.

Когда перестрелка окончилась и комсомольцы собрались, оказалось, что Джуры нет. Обеспокоенные, они хотели ехать на помощь. Кто-то из комсомольцев сказал, что видел, как Джура поскакал прочь; может быть, в крепость, чтобы доложить о случившемся?

Утреннее солнце осветило стадо, двигавшееся по направлению к крепости. Стадо сопровождала группа комсомольцев с Уразалиевым во главе. Пограничники уехали к заставе, уведя с собою пойманных баев. Джигиты вспоминали подробности ночного нападения и наперебой хвалили Джуру.

После легкого ночного мороза стало вдруг необычайно тепло. Сквозь душную мглу солнце казалось раскаленным шаром. Мгла, дыхание бурь из пустыни Такла-Макан, оседала мельчайшей пылью. Она покрывала тонким слоем открытые и уже остекленевшие глаза убитого в стычке Артабека.

II

В это утро Юрий Ивашко, спавший в небольшой палатке вместе с двумя другими членами экспедиции, проснулся в назначенное время. Светящаяся стрелка показывала ровно шесть часов. Он не стал будить друзей, быстро вылез из мехового спального мешка, оделся и вышел во двор.

Возле второй палатки, где помещалось четверо рабочих, горел небольшой костер. Из ведра, повешенного над ним, шел пар. К Ивашко тотчас же подошел молодой проводник, комсомолец, рекомендованный Садыком.

— Что нового? — по-киргизски спросил Ивашко, потягиваясь всем телом. — Пойдем мыться!

— Дело есть, — сказал молодой паренек, направляясь вместе с Ивашко к речке.

— Что? Опять лошадь украли или яки в горы ушли? — Я всю ночь не спал, думал. Почему начальник меня не послушал и не захотел заменить лентяев? Человек из богатой семьи не нуждается в заработке.

— Вот о последнем и надо было сказать. Ты почему не сказал? — А разве разговор о винтовках был пустой разговор? Здесь винтовка очень большие деньги стоит. Винтовку надо возле себя держать. Туда-сюда не бросать, понимаешь? Я говорю — начальник смеется. Он говорит: не надо ссориться. Как он не понимает, что за человек повар Гош? Ты видел, как этот повар на меня бросился, хотел меня прогнать? Я не боюсь. Я удивляюсь, почему мои слова не доходят до начальника… Он думает: я молодой, я глупый. Почему он не узнает у Козубая, можно ли мне верить? Скажи — пусть спросит, можно ли бросать винтовки туда-сюда…

— Я уже предупреждал Федора и Сашу. Напомни им. Я полезу на гору и через пять часов вернусь. Мы ещё раз обсудим все это… В начале лета их отряд выехал из Оша и до осени проработал в горах. В конце лета геологи разбились на небольшие группы и сейчас проводили дообследование объектов.

На будущий год отряду предстояло включиться в Таджико-Памирскую экспедицию, которая выполняла грандиозный план всестороннего изучения края и путей развития его производительных сил.

Юрий окреп, возмужал, мог объясняться на узбекском и киргизском языках.

Коллективизация всколыхнула народ. Классовая борьба обострилась, и снова появились басмачи. Они безуспешно пытались помешать массовой коллективизации. Участились попытки баев угнать скот за границу. Но пограничники крепко заперли границу. Что же касается лагеря геологов, то никто не пытался на него напасть даже в этом пустынном месте.

Взяв винтовку и рюкзак с принадлежностями, Ивашко пошел по склону, чтобы начать подъем с востока. В рюкзаке у него были анероид, две лепешки, коробка консервов. Он шел не спеша, дышал спокойно и глубоко и, как всегда — это вошло у него в привычку, — наслаждался величественным видом гор.

Ослепительно белели вечные снега, темнели глубокие и длинные теснины гор. Горы Кизил-Арта выделялись яркими пятнами кирпичного, кроваво-красного песчаника, бурого, светло-зеленого и серого сланца.

На перевале чуть виднелись туги — шесты, установленные на могиле святого Кизил-Арта. Подвешенные к тугам хвосты и тряпки колебались на ветру. На юге поблескивали воды огромного озера Кара-Куль.

Дул сильный, холодный ветер. На недалеком выступе горы неподвижно стоял архар с большими рогами, закрученными спиралью, смотрел на геолога и не убегал. Архара можно было бы сбить из винтовки, но мясо в лагере было, а убивать зря Юрий не привык. Удивительное ощущение овладело им. Вот полезет он, как мушка, по крутому скату дикой горы. А сколько таких «мушек» движется по огромным просторам Родины в поисках руд! И пусть он сейчас один, но «чувство локтя», которое роднит бойцов, не оставляло Юрия и здесь.

Так, озирая дали и думая о таких же, как он, «охотниках за камнями», молодой геолог лез все выше и выше.

Воздух был очень разрежен, дышать приходилось часто, и казалось — пульс отдавался в горле. Уже через два часа подъема анероид показал 5200 метров. Ивашко удовлетворенно улыбнулся: «высотный предел» не наступил. А прежде он уже сидел бы, обхватив каменный выступ руками и испытывая ужас от головокружительной высоты. Ему казалось бы, что при малейшем движении он полетит вниз…

Юрий не хотел быть «предельщиком». Он должен был побороть свой недуг, и он превозмог его. Это далось не сразу. И что только он не делал! Даже, по совету охотников, пил кровь убитого киика. Юрий взглянул на анероид; он показывал около 5300 метров. Юрий, слегка задыхаясь в разреженном воздухе высокогорий, все так же спокойно поднимался к заинтересовавшей его скалистой вершине и не чувствовал особой усталости.

Предупреждения комсомольца Джафара только сейчас по-настоящему встревожили Юрия. Он остановился, тяжело дыша, и подумал о своих спутниках. Старшим в их группе был Федор Лежнев. Федор был настороже после прошлогоднего нападения басмачей. А однажды, получив из погранпункта и от Козубая сведения о появлении басмачей, даже распорядился перенести палатки поближе к крепости Козубая. Здесь они сейчас и находились. Басмачей не было, а добровольческий отряд расположился неподалеку. Даже узун-кулак — слухи, доходившие к ним от местного населения через работников и, как правило, значительно преувеличивавшие опасность, в последнее время были самые успокоительные. Можно было бы и не тревожиться понапрасну в этой, казалось бы, спокойной обстановке. Но пограничный район всегда остается пограничным районом, и коня, украденного здесь, можно было не без выгоды попытаться продать за границей. Ведь украли же у них серого жеребца! Это было единственным серьезным происшествием за все лето и осень. Работа подходила к концу, но в последние дни рабочие вдруг заленились, и это грозило затянуть дело.

— Рабочие хитрят, они, видимо, затягивают работу с целью побольше заработать, — так объяснил Федор их поведение и пригрозил им, что пожалуется рекомендовавшему их Артабеку. Федор благоволил к одному из рабочих — повару, по прозвищу Гош, человеку полному, веселому, разбитному, стремглав бросавшемуся выполнять любое его приказание. Иногда они вместе охотились. По вечерам Гош рассказывал о своих стычках с басмачами, играл на дутаре и пел.

Повар имел большое влияние на двух своих приятелей-рабочих. Эти тоже старались услужить начальнику, говоря, что шишка от чересчур низкого поклона не повредит. Но с недавнего времени эти рабочие заленились. Федор попросил повара воздействовать на приятелей. Гош широко улыбнулся, развел руками и сказал: — Ничего не могу поделать!

Комсомолец Джафар был не из их компании. Он пришел со своими сверстниками наниматься на работу, чтобы помочь экспедиции, но они опоздали. Федор не захотел менять уже нанятых старательных рабочих. Взяли только комсомольца Джафара на место заболевшего. Повар сразу же захотел выжить Джафара. Но Юрий этого не допустил. Ему нравился прямой, порывистый, энергичный и находчивый Джафар, не скрывавший своего презрительного отношения к подхалиму Гошу. Конечно, Джафар был менее опытен, чем Шамши, работавший с Юрием в прошлом году. Но Шамши ещё с зимы работал в Таджико-Памирской экспедиции.

Геологи условились не расставаться с винтовками. Всегда же носить их с собой даже в лагере надоедало. И, находясь в лагере, Федор и Саша, молодой геолог, нередко оставляли винтовки в палатке, возле меховых спальных мешков. Джафар молча брал винтовки и приносил их Федору и Саше. Если они сидели за едой, он клал им винтовки на колени; если они разбирали образцы или писали, то вешал каждому его винтовку за спину. Вначале это нравилось геологам, потом смешило, а впоследствии это молчаливое напоминание о потере бдительности начало раздражать Федора. Он запретил Джафару трогать винтовки. Все тревоги Джафара и недоверие к повару Федор объяснял возникшей между ними неприязнью. На предложение Юрия вынимать хотя бы затворы у винтовок, оставляемых в палатке, Федор заявил:

— В поучениях я не нуждаюсь, сами с усами.

Вчера Джафар предложил заменить отлынивавших от работы лентяев сарыкольскими комсомольцами. Это, как утверждал он, позволит очень быстро закончить работу.

Или повар подслушал разговор, или ему донесли, но он тогда же явился в палатку и, не скрывая своей ярости, обругал Джафара и даже угрожал, если Джафар сейчас же не уберется вон. Комсомолец не испугался и сказал, что никуда не уйдет до тех пор, пока его не уволят. Федор Лежнев стал на защиту Джафара и послал повара выяснить, будут ли рабочие работать со старанием; а если нет, то их заменят.

Рабочие не заставили себя долго ждать. Пусть начальник, сказали они, не зовет других на их место, и они постараются. Лежнев согласился оставить их и обещал премировать за хорошую работу.

Это было вчера.

Конечно, повар захочет отделаться от Джафара, подумал Юрий. И вряд ли Федор Лежнев сможет помешать этому. Что это будет: случайный ли выстрел из винтовки, оставленной в палатке, или камень, упавший на голову юноши, Юрий не знал. Но в одном он не сомневался: если он все время опекал Джафара, то сейчас, после вчерашней ссоры, это особенно необходимо.

Молодым человеком овладело острое беспокойство за жизнь Джафара. Саша, ровесник Юрия, был неопытен. Саша называл Федора Печориным и старался подражать ему во всем, даже в пренебрежительной манере разговаривать. Конечно, так же как Федор, он считает ссору мелкой, беспричинной склокой и вряд ли сумеет предотвратить месть повара.

Юрий все более замедлял шаги и наконец остановился. Мог ли он сейчас спокойно работать? Конечно, нет.

Юрий стоял в раздумье, глядя вниз, в долину, и вдруг услышал шорох осыпающихся камней. Он увидел, как справа, по склону, прямо к нему скачет большой черный пес с белым пятном на груди. Пес не добежал шагов двадцати, залаял и оглянулся назад. Тут только Юрий заметил человека с винтовкой за плечами, который поднимался к нему. В серой лошади на которой ехал всадник, то и дело подхлестывая её, Юрий узнал своего недавно украденного коня.

Юрий сел на камень и положил винтовку на колени. Осторожность никогда не мешает. Пес лег. Он тяжело дышал. Из открытой пасти свешивался язык.

— Эй, Юрий! — ещё издали закричал мужчина. — Где твои люди? Молодой геолог не сразу понял речь внезапно появившегося человека, а поняв, показал вниз.

— Надо спешить. Среди них — скрытые басмачи. Скорее! — Кто ты? — удивленно спросил Юрий.

— Джигит Козубая. Забыл? Кишлак Мин-Архар помнишь? Я Джура. — Джура? Здесь? Откуда? Как к тебе попала моя лошадь? — Скорее! — крикнул Джура.

Ивашко мгновенно вспомнил неоднократные предупреждения Джафара о неблагонадежности повара Гоша и его друзей. Юрий побежал вниз по склону. Джура ехал рядом.

* * *

Двое геологов, встав, как всегда, рано, заметили тонкий слой пыли, покрывший палатку, камни, вещи. Саша немедленно определил эту пыль как «космическую».

— Ты во всем видишь космос! — возразил Федор. Обнаженные до пояса, они пошли к ручью.

Путь им преградил Джафар.

— Надо винтовки брать! — крикнул он. И, видя, что его не слушают, добавил: — Юрий сказал — нельзя винтовки бросать. — Он приказал ещё купать их в ручье! — на ломаном русском языке крикнул повар и захохотал. — Ты лучше смотри, чтобы лошадей у тебя не украли, твое дело — лошади… Эй, товарищ начальник, почему Джафар за лошадьми не смотрит?

— Да, да, Джафар, пойди оседлай лошадей, — распорядился Федор.

Джафар бурно вздохнул и пошел к лошадям.

Геологи отправились дальше. Им надоело во всех случаях жизни таскать винтовки с собой. Да и какая могла им грозить опасность? Вокруг никого не видно. Бояться рабочих, присланных Артабеком в помощь группе? Они казались симпатичными людьми. Особенно славный был повар, веселый, находчивый, рубаха-парень. То, что дальше произошло, было так неожиданно, что геологи не успели испугаться. Повар вбежал в палатку и выскочил оттуда с винтовкой в руках. Поспешно прицелившись в Федора, он выстрелил и промахнулся.

— Что ты делаешь?! — воскликнул Федор, обернувшись и видя направленное на него дуло.

Повар выстрелил вторично. Федор упал на бок. От палатки бежали двое «рабочих» с винтовками в руках. Предполагая, что они несут им винтовки, Саша побежал навстречу. Один из рабочих выстрелил в Джафара, второй выстрелил в Сашу. Джафар зигзагами побежал на гору, в камни, и упал. Саша побежал вверх по берегу ручья, петляя из стороны в сторону. Повар выхватил нож и направился к Федору. Вдруг он упал лицом в песок. Издалека донесся выстрел, второй…

Упал второй басмач. А единственный оставшийся в живых басмач испуганно обернулся на звуки выстрелов и увидел бегущего к нему по склону Юрия и молодого джигита, стреляющего с коня.

Басмач не стал ждать. Он закинул винтовку за спину и помчался к лошадям, пасшимся невдалеке. Там он перерезал путы, связывавшие передние ноги ближнего коня, вскочил верхом и поскакал на восток, к границе.

— Что же ты, Джура, не стреляешь? — крикнул Юрий, посылая пулю за пулей в скачущего басмача.

— Коня жалко! — ответил Джура. — Давай мне свежего коня, догонять буду! А этот серый пусть здесь пасется. Через три минуты Джура уже скакал вслед за басмачом. Юрий подбежал к лежавшему Джафару. Он был без сознания. Пуля задела череп возле уха, разорвав кожу. Голова его была в крови. Юрий ощупал голову:

— Цела! Будет жить!

Юрий поспешил к Федору. Подбежал Саша. У Федора даже губы были белые. Он был ранен в плечо.

— Чью винтовку увез басмач? — было первое, что спросил Федор, кривясь от боли. Он попробовал сесть, но со стоном опрокинулся на спину.

Пока Юрий перевязывал Федора, Саша осмотрел винтовки. Все ещё бледный и дрожащий, он сообщил, что нет винтовки Федора. — И поделом мне! — сказал Федор.

— Не отчаивайся, — ободрил его Юрий. — Джура меткий стрелок.

III

Джура скакал вслед за басмачом, и его несколько успокаивало сознание, что наконец-то он сделал нечто полезное и нужное, предупредив убийство охотников за камнями. Теперь бы отомстить — догнать последнего басмача! Лошадь, на которой он ехал, устало скакала, задыхаясь в разреженном воздухе. Джура злобно стегал её. Вдруг басмач, скакавший по равнине, исчез. Джура даже привстал на стременах, но, сколько ни всматривался, не заметил неровности, которая могла бы скрыть басмача.

Выехав из каменных осыпей, он неожиданно увидел множество джигитов. Они шли из ущелья по два в ряд длинной колонной и вели лошадей в поводу. Джуру поразило, что они были похожи друг на друга, как братья: все были одинаково одеты, даже шапки на них были одинаковые.

Именно такими описывали Козубай, Ахмед и Муса кизил-аскеров — красных бойцов.

От неожиданности Джура остановил коня, но к нему уже мчались три кизил-аскера с винтовками в руках.

Джура поехал навстречу.

— Кто ты? — спросил его по-киргизски один из них. «Наверно, начальник», — решил про себя Джура. — Я Джура…

— Из отряда Козубая? — перебил его незнакомец, глядя на него веселыми глазами.

— Там басмач! — сказал Джура, показывая в сторону. Несколько человек поднесли к глазам бинокли. Джура уже видел бинокль и знал его свойство увеличивать предметы во много раз. — Никого нет, — сказал старший.

— Он исчез внизу, — сказал Джура. — Может быть, там яма? Командир посмотрел на куски бумаги, разрисованные черточками (Джура знал, что это называется «карта»), и сказал: — Там овраг. Басмач решил пересидеть в овраге или выехать в русло реки. Отсюда до этого места около восьмисот шагов. Бойцы быстро установили станковый пулемет у дороги. Джура с удивлением и восторгом смотрел на незнакомое оружие. Пулемет начал стрелять.

— Тысячезарядка? — спросил Джура, показывая на пулемет. — Никогда не видел? — в свою очередь спросил командир. — Никогда! Зачем пули на ветер пускаешь?

— Пристреливаем…

— А я сейчас двух басмачей убил, — сказал Джура. — У Ивашко. Там басмачи оказались. И тот, что в овраге спрятался, оттуда. — У Ивашко? В группе Юрия Ивашко?

— Да, у северного подножия вон той горы. Ему помогать надо. Одному русскому очень плохо… Смотри! Смотри! Скачет. В русле реки показался басмач.

— Стреляй, стреляй! — кричал Джура. — Зачем не стреляешь? В эту минуту пулемет затарахтел. Некоторое время басмач ещё скакал. Потом всадник вместе с лошадью упал… Пулемет замолк. Джура подошел и погладил ладонью его ствол.

— Как зовут? — спросил он с уважением.

— «Максим», — ответил начальник.

— А тебя? — спросил Джура.

— Максимов, — улыбаясь, ответил начальник. — Ну, показывай путь к Ивашко. Поспешим.

— О, я о тебе много слышал! И о твоих пограничниках. Джура подъехал к повозке. Вид вертящихся колес привел его в восторг.

— Умный человек придумал Максима! — воскликнул он. — Очень умный! Может быть, ты?

По дороге в крепость Ивашко рассказывал Максимову о своей работе. К ним верхом на лошади подъехал высокий костлявый старик. — Товарищ командир, — сказал он, обращаясь к Максимову, — очень прошу, пошли своего лекаря со мной на становище, рядом. Два человека уже три дня болеют. Думаю, плохая болезнь. — Оспа? — быстро спросил Максимов.

— Думаю, оспа.

— Находили пушистые, хорошие одеяла?

— Находили.

— Это оспа, — уверенно сказал Максимов. — Ты уже болел, Садык, тебе не страшно. Пусть лекпом сейчас съездит. А я уже несколько дней назад дал знать об оспе… Не сегодня-завтра приедет врач, прививки всем будет делать.

— Эта сумка, — волнуясь, сказал старик, не спускавший глаз с кожаной сумки на плече у Джуры, — эта сумка Юсуфа, в ней он возил очень важные бумаги. Откуда эта сумка у Джуры? — Я взял её у Артабека, — ответил Джура и рассказал Садыку о происшедшем.

— А где же Юсуф? Где Юсуф? Его надо тоже ловить. Это большой враг. Он за границу, в Кашгарию, бежал! — взволнованно сказал Садык.

— Дай бумаги, — сказал молчавший до тех пор Максимов. Джура пожал плечами.

— Я все бумаги ещё там выбросил, — ответил он, — и набрал в сумку патронов.

— Где же ты бросил? — спросил Максимов, сдерживая недовольство.

— Там, где лежат басмачи. Потом пограничники все бумажки собрали.

— Что бы ты ни нашел у басмачей, всегда неси Козубаю. Ты неграмотный?

— Неграмотный.

— Плохо. Учиться надо. Всему учиться надо — не только грамоте. Тебе надо учиться жить. Ты один поехал помогать Юрию, а надо было другим тоже дать знать. Если бы сообщил кому-нибудь из отряда, получил бы совет, как нужно лучше поступить. Джура был очень смущен. Чем ближе подъезжал он к крепости, тем больше его охватывало сомнение. Он видел, что совершил много ошибок. Самая важная, по его мнению, заключалась в том, что он, доверившись чужим людям, чуть не стал соучастником перегонки скота за границу. После он хотел исправить ошибку, а оказывается, исправляя, сделал новый промах.

IV

Помощник Козубая Кзицкий в этот день возвратился из длительной поездки. В крепости ему рассказали все новости и прежде всего об охотнике Джуре из района Сауксая.

Кзицкий сразу же заинтересовался Джурой. Ему подробно рассказали о приключении Джуры с конем, захваченным у басмачей, о задержанном контрабандном скоте. Часть пограничников, прибывших в крепость, уже знала о событиях, развернувшихся возле скалы Глаз Дракона.

В крепости Джура стыдился пожимать руки поздравлявшим его товарищам. Позже он начал сомневаться, правильно ли он понял все случившееся. Восторг, который был вызван его поведением, был слишком велик. Джура не мог оставаться спокойным. Слова Кзицкого о том, что он, Джура, герой, окончательно рассеяли все его сомнения, и он был совершенно счастлив. Кзицкий после разговора с Максимовым вызвал Джуру к себе в кибитку. Долго говорили они. Кзицкий был очень удивлен, узнав подробности о кишлаке Мин-Архар. Рассказ о золоте, найденном в Чертовом Гробе, тоже заинтересовал его. Кзицкий несколько раз спрашивал Джуру о бумагах, бывших в кожаной сумке, взятой у Артабека. Несколько раз он спрашивал его о фирмане. Джура ничего не мог об этом сказать. Кзицкий, вплотную подойдя к Джуре, сердито крикнул: — А ты не врешь!

Джура встряхнул плечом и отодвинулся.

Кзицкий овладел собой, сел опять на кровать, закрыл глаза и, сжав пальцами переносицу, задумался.

Джура, постояв некоторое время, медленно пошел к двери. Кзицкий вернул его обратно. Он заставил Джуру ещё раз рассказать, какие горы и реки он переходил. Ответы Джуры нанес на карту. Окончив записи, он устало зевнул и испытующе посмотрел на Джуру.

Джура почувствовал смутное беспокойство.

Кзицкий поспешил к Максимову, но тот был занят: прибыл Козубай, и они совещались.

Многое говорили о поляке Кзицком: говорили, что он бывший курбаши белых урусов Анненковых, говорили, что он знает разные языки, но никто ничего точно о Кзицком сказать не мог. Достоверно было известно только то, что он хорошо знает Памир и не раз помогал захватывать банды басмачей.

Кзицкий вернулся к себе, долго сидел, обхватив руками голову. Заметив на столе кусок киргизской лепешки, бросил её на пол, пробормотав: «Осточертело!» Потом открыл сундук, на котором сидел. Пахнуло затхлостью и плесенью.

Порывшись в сундуке, он вытащил со дна бутылку коньяку и дырявый мешочек со старыми ржаными сухарями. Из мешочка выскочил таракан и побежал по столу.

— Ага, ага! — радостно закричал Кзицкий, как будто увидел старого знакомого.

Он поймал таракана и привязал его ниткой за заднюю ножку. Налив коньяку, он отпустил нитку. Таракан побежал по столу. Когда он достиг противоположного края, Кзицкий притянул его за нитку обратно и, сказав: «С приездом вас!» — выпил коньяк, плюнул, передернулся и принялся грызть сухарь.

— Эй, таракан, таракан! — бормотал Кзицкий. — Но ничего: спокойствие, прежде всего спокойствие.

Долго бормотал Кзицкий и наконец, уронив голову на стол, заснул.

Проснулся Кзицкий утром. Пожевал сухого чаю, чтобы отбить запах спиртного. Заметив на столе таракана на нитке, брезгливо передернул плечами и щелчком сбил его на пол.

— Мерзость! Вот до чего дошел! — проворчал он. В это время Ахмед подробно расспрашивал Джуру обо всем происшедшем. Тот нехотя рассказывал: сознаваться в своих ошибках он не умел. Говорил больше Ахмед, а Джура слушал, натирая рукавом халата дуло винтовки, лежавшей у него на коленях. Ахмед почувствовал, что разговор по душам не получается. Очевидно, молодой охотник дичился Ахмеда из-за случая с гвоздем. Он намекнул Джуре, что проделка с гвоздем — дело рук Шарафа. Джура сразу повеселел и быстро ушел от Ахмеда, не сказав ни слова. Он выбежал во двор и влез на крышу, где стоял на часах Шараф. Тот испугался, поняв, что настал час расплаты, и выстрелил в воздух. Выбежали джигиты, схватили Джуру и заперли в кибитке. Таг, обидевшись за Джуру, бросал камнями в Шарафа, и его тоже заперли вместе с Джурой.

Козубай освободил Джуру и увел его к себе в кибитку. Там сидели Максимов, Ивашко и ещё трое военных.

Перед Джурой поставили плов, и, когда он поел, Козубай попросил его все рассказать о Юсуфе и Артабеке. — Это очень важно, и ты очень поможешь советским людям, если расскажешь слово в слово, как все произошло.

Джура подробно рассказал о встрече с Артабеком. Только теперь ему показалось странным, что Артабек знал его по имени и во всем ему поддакивал.

— Артабек исмаилит, — сказал Максимов. — Он решил принять тебя, Джура, в ряды этого тайного ордена. У исмаилитов разработана целая система вербовки. Сначала они узнают, что думает нужный им человек, — это первая ступень. Они начинают охотиться за ним: это Тасис — вторая ступень посвящения… У тебя, Козубай, кто-то есть в крепости, кто хорошо их осведомил о Джуре.

— Я думаю, тот самый, — сказал Козубай многозначительно. Максимов понимающе кивнул головой и обратился к Джуре с вопросом:

— Сначала тебе понравился Артабек?

— Понравился, — просто сказал Джура.

— Продолжай.

Джура рассказал, что Артабек его спрашивал, сунит он или шиит, и много говорил о рае и аде.

— Ташлик, — сказал Максимов.

— Это третья ступень, — пояснил Козубай. — Он хотел вызвать у тебя сомнение в твоей вере. Если бы ты был настоящий мусульманин, он читал бы тебе отрывки из корана, чтобы вызвать удивление некоторыми странностями, которые есть в нем, и этим сманить к своему учению, указал бы на разногласия в толкованиях корана — хаджах и раваятах. Но ведь ты и так не веришь ни в пророка Мухаммеда, ни в Алия, ни в аллаха?

— Не верю… Он ещё говорил, что нужно иметь пира. — А требовал он, чтобы ты не разглашал никому сказанного им? — Требовал.

— Ну, это четвертая ступень — Робт-узы. А говорил он тебе, что разделяет твои мысли о том, что в небе нет бога? — Говорил.

— Это пятая ступень — Тадлис, обман, — сказал Козубай. — А говорил он тебе, что исмаилит помогает исмаилиту во всех случаях жизни, все остальные люди — грязь и в отношении их ты можешь поступать так, как тебе хочется?

— Не все это, но говорил, — подтвердил Джура. — А тайные формулы объяснял? — Козубай испытующе смотрел юноше в глаза.

— А что такое формулы? — спросил Джура.

— Говорил он тебе: «Люби свою религию, но не осуждай другие»? — Говорил вначале, но ничего не объяснял.

— Вот они и считали, что ты поднялся до шестой ступени утверждения, — сказал Максимов. — А кого ты захотел иметь пиром? — Козубая, — сказал Джура.

Все весело засмеялись.

— Так, значит, ты пир, Козубай, — шутливо сказал Максимов, — а мне и не признаешься. — Он сразу стал серьезным. — Некоторые исмаилиты очень опасные люди, с их тайными убийствами, слепым повиновением мюридов и пиров Ага-хану. Приказ-фирман Ага-хана посланцы возят от пира к пиру, и они исполняют все, что в нем сказано, в интересах английской разведки.

— Я сказал уже Кзицкому, что не видел фирмана. — Кзицкий тебя спрашивал об этом? — удивился Максимов. — Несколько раз.

— Значит, ты никакой большой бумаги среди прочих бумаг Артабека не находил? — спросил Максимов, пристально глядя в глаза Джуре.

— Нет.

— А труп Артабека ты обыскивал?

— Пограничники смотрели.

— Ты, Джура, в жизни, — сказал Максимов, — ещё совсем ребенок. Люди не всегда такие, какими они кажутся. Одни за улыбкой прячут свои черные намерения, а у других за сердитым видом кроется простая и благородная душа. Постепенно ты разберешься во всем. Один будет тебя ругать потому, что любит тебя и хочет исправить твои ошибки. Другой будет хвалить тебя, улыбаться тебе, как исмаилит Артабек. А цель у него — переманить тебя на свою сторону, увеличив число слуг Ага-хана. Хорошо, что в деле с Артабеком ты вовремя спохватился. Джигиты не знают всего и даже считают тебя героем.

— А разве я не задержал стадо?

— Джура, об этом стаде давно уже знали пограничники и сами бы его остановили: они ждали в засаде. То, что делает добротряд, — это хорошо, но не считай его единственным, а себя великим героем. Наоборот, ты чуть не помог врагам.

Джура тяжело вздохнул и сказал после продолжительного раздумья:

— Я неграмотный. Надо учиться.

— Пришли женщины, — входя, сказал Ахмед, — они просят, чтобы наши охотники-джигиты пошли в горы и убили для них уларов: кто ест мясо уларов, тот не болеет оспой.

— Скажите им, что сегодня сюда приедут врачи. — Они не верят врачам, товарищ командир, они говорят, что русские будут заражать их кровью больных оспой и они все умрут. — Надо выяснить, кто ведет эту агитацию. Одеяла все сожгли? — Сожгли, — ответил Козубай. — А серую лошадь ты, Джура, верни Ивашко. Ее у него украли.

V

Утром следующего дня Джура зашел навестить Юрия, но его не оказалось в той кибитке, которая была предоставлена ему, и Джура решил, что застанет его у раненого друга. Действительно, Юрий был там.

— Наш спаситель! — так представил его Юрий и напомнил, что это тот самый Джура, о котором он уже много рассказывал в прошлом году, после погони за Тагаем.

Маленький, худенький Саша потянул Джуру за руку и усадил на шкуры, возле горячей железной печки. Он тут же пошел в угол комнаты, принес охотничье ружье в чехле и подал Джуре, сказав, что дарит ему.

Двустволка тотчас же была вынута из чехла и собрана. Федор подозвал Джуру к себе и, протянув здоровую, левую, руку, сказал, что он дарит ему свои наручные часы. Саша помог Джуре надеть часы на руку.

Джура удивленно повертел рукой и спросил, что это за штука. Юрий, лучше других владевший языком, принялся объяснять Джуре циферблат.

— Я дарю тебе лошадь, — сказал Юрий. — Серый конь, на котором ты приехал, был украден у нас ещё раньше. Я оплачу его стоимость и дарю тебе. И вот ещё нож. — Он снял с пояса ножны с ножом и подал Джуре.

Джура вынул нож. Это был превосходный клинок, сделанный для полярных работников. Была даже пилка, чтобы перепиливать кости. Джура вынул свой нож и попробовал резать им острие подаренного. Нож скользил. Тогда Джура попробовал подаренным резать острие своего и увидел, что его нож поддается, как глиняный. Джура развеселился. Саша наполнил пиалы чаем. — Будешь другом? — сказал Юрий.

— Буду другом! — серьезно сказал Джура, и они обнялись. — Ничего у меня нет, чтобы отдарить вас, — сказал Джура. — И не надо! — воскликнул Юрий. — Ты спас нам жизнь! Мы бы хотели помочь тебе. Хочешь учиться? Мы все поможем тебе. Научишься грамоте в начальной школе — поступишь в среднюю, кончишь среднюю — поступишь в высшую. Пойми, есть человеческие характеры, напоминающие своим поведением растения: в хороших условиях они расцветают, а случится несчастье — они беспомощны. Это не в характере коммунистов. Есть человеческие характеры, — продолжал Юрий, — сродни волчьим. Волка, как говорится, ноги кормят. Он бежит туда, где водятся овцы и киики, и остается там до тех пор, пока не сожрет всего. У несоветских людей есть волчья заповедь, по которой они живут: «человек человеку волк». Каждый заботится только о себе. Это тоже не в характере коммунистов. Настоящий человек не уподобляется ни растению, ни зверю. Настоящий человек — это прежде всего творец, созидатель, строитель. Он не ждет милостей от природы, а заставляет природу служить себе. Пустыни он превращает в цветущие оазисы. В них он разводит созданных им же домашних животных и сеет им же созданные растения. Он покорил молнию, а бурные воды заставил работать на себя, и не только на себя, а на благо всего трудового народа, и ты бы, Джура, мог стать настоящим человеком, коммунистом и даже охотником за тайнами природы. Но надо стремиться стать знатоком этого дела. — Я только простой охотник.

— Всякий труд благороден. Разве ты не хотел бы, чтобы все люди всегда жили в довольстве, чтобы занимались любимым трудом, трудились по способностям, а получали по потребностям? — Очень хотел бы! А как это сделать?

— Как? — Юрий задумался, как бы попроще и яснее объяснить. А Джура нетерпеливо смотрел ему в глаза и ждал. Юрий закончил объяснение следующими словами: — Каждый, самый незаметный человек честно выполняет свое маленькое дело, как это задумано в большом плане. А иногда бывает не совсем так, как этому человеку вначале хотелось бы. Но он работает, учится, и приходит час, когда этому человеку становится понятным, что счастье его, этого маленького человека, зависит от счастья великого множества таких же простых людей, сердца которых направлены к одной цели, на благо всех. Надо, Джура, учиться и учиться!

— Сколько лет надо учиться?

— Пятнадцать лет, — сказал Саша.

— Сейчас не могу, — ответил Джура. — Не могу, пока жив Тагай. Я должен поймать Тагая и найти Зейнеб. Я поеду, поеду!.. Можно взять твоего коня и съездить за Серым на гору? Он там до сих пор пасется.

Юрий сам заседлал коня для Джуры.

— Мы отправим сегодня Федора в Ош, а сами попробуем подняться в пещеру на горе Глаз Дракона. Коня оставь у Козубая и помни: где бы ты ни был, мы твои друзья, верные друзья, и я всегда помогу тебе. Козубай и Максимов знают мой адрес.

— Если ты уезжаешь и у тебя свое дело, как можешь ты мне помочь поймать Тагая и найти Зейнеб? А об этом сейчас все мои помыслы. Мир больше, чем я думал, и я не знаю когда, но я найду их. Храни мое ружье и часы.

Джура отдал обе вещи Юрию, вскочил на коня и сказал дежурному, что едет за серым конем.

Далеко от крепости Джура встретил Уразалиева с тремя джигитами.

— Джура, скорее! — крикнул Уразалиев, останавливая коня. — Здесь недалеко, в киргизском становище, у белого камня, хотят убить докторов. Я скачу к Козубаю за помощью, да боюсь, не будет ли поздно.

— Пошлем одного человека к Козубаю, — ответил Джура, — а мы поскачем на выручку.

Джура, плохо понимая, в чем дело, ворвался на становище первым.

— Где доктора? — спросил он у женщин, толпившихся вокруг одной из юрт.

Ему показали на закрытую дверь.

Джура бросился в юрту, выстрелил вверх и крикнул: — Не шевелись!

На полу, связанные, лежали две молодые девушки — русские, а возле них стояло несколько стариков с ножами и карамультуками. — Где басмачи? — крикнул Джура.

— Басмачей здесь нет, — ответил седой старик. — А кто же докторов режет? Зачем девушек связали? — Не тронь их, это и есть доктора. Не тронь! Пусть перед смертью скажут всю правду: зачем они хотели оспой киргизов заразить?

Джура и Уразалиев обезоружили собравшихся, освободили девушек. Одна из них, тоненькая и юная, громко всхлипывала и что-то обиженно говорила второй. Вторая, высокая, полная, с темным пушком на губе, тоже вытирала слезы. Она подняла с пола поломанные ножички и швырнула их в очаг. Потом вынула из сундука бутылочку и вату и, потирая онемевшие руки, по-русски обратилась к Джуре. Джура не понял, а её познания в киргизском языке были, видимо, тоже невелики.

Уразалиев вышел на улицу — там комсомольцы успокаивали собравшихся.

Худенькая девушка показала на нож Джуры и на старика, стоявшего рядом. «Такая маленькая, — подумал Джура, — а такая мстительная! Что же, она права: старик сам бы её прирезал». Он вынул нож, быстро шагнул к старику и ударом в грудь опрокинул его на землю. Вдруг обе девушки, громко вскрикнув, схватили его за руку, пытаясь ему что-то объяснить. Джура выпустил старика и недоумевающе посмотрел на девушек.

— Это доктора? — спросил он вошедшего Уразалиева. — Да, да! Делай, что они говорят, так сказал Козубай. Уразалиев вышел из кибитки.

Худенькая, голубоглазая что-то быстро говорила, показывая на руку старика и на нож Джуры.

В душе Джура удивлялся девушке: «Что за женщина! Она не хочет, чтобы обидчик умер так просто, она хочет отрубить ему руки… Маленькая, а сердце волка!» — решил Джура и, схватив старика за руку, занес нож.

Обе девушки, совершенно сбитые с толку, вырвали нож из рук Джуры. Черненькая протерла нож жидкостью из бутылки, затем зажгла ватку и поднесла нож к огню.

«Ага, они решили резать старика раскаленным ножом», — решил Джура, ужасаясь свирепости русских женщин. Но когда девушка показала жестом, что со старика нужно сбросить халат, Джура быстро сделал это. Старик молчал. Он молча покорился судьбе. Джура крепко держал его и чувствовал, как он вздрагивает от прикосновения мокрой ваты, которой девушка терла его руку. Опустив нож в бутылку с жидкостью, она слегка поцарапала руку старика. После этого обе девушки жестами показали Джуре, что старика можно отпустить. Джура крепко держал его, ничего не понимая.

Неожиданно в кибитку вошел Козубай. Все начали объяснять случившееся. Несмотря на серьезность положения, Козубай не мог не улыбнуться.

— Это советские доктора, — сказал он. — Они не хотели мстить старику, угрожавшему им смертью, наоборот, они сделали ему доброе дело. Они отплатили добром за зло. От одной капли жидкости из маленькой бутылочки погибнет вся оспа в человеке. Советская власть не хочет, чтобы киргизы болели. Это называется «прививка». Вот я первый её сделаю — смотрите!

Он снял халат и дал привить себе оспу. Старые женщины стонали, жалея его.

— Джура, сделай так же! — сказал Козубай.

И Джура, теперь уже с уважением смотревший на русских девушек, с готовностью повиновался.

Следующие на очереди были Уразалиев и несколько человек, приехавших с Козубаем.

Жители становища при известии, что Козубай позволил привить себе оспу, пожелали убедиться в этом собственными глазами. — Ага, видно, девушки не хотят больше, чтобы их красивые личики были обезображены оспой! А ну, становитесь, красавицы! Эта чудесная жидкость ценится на вес золота, а вам дается бесплатно. Не все сразу, соблюдайте порядок, мамаши! На всех все равно не хватит, — весело говорил Козубай.

Желающих привить оспу оказалось очень много. Особенно число их увеличилось при известии, что целебной жидкости недостаточно. — Дело сделано! Едем, — сказал Козубай, выходя из кибитки. — А докторов не захотят опять резать? — совершенно смущенный случившимся, спросил Джура.

— Теперь? Нет, ты не знаешь ещё людей. Теперь они будут друг с другом спорить, кому скорее прививку делать! Старик, который хотел убить докторов, будет теперь помогать им и хвастаться перед остальными, что ему первому оспу привили, а Козубаю второму. Спешим, вечером у нас будут показывать кинофильм. Тени живых людей будут двигаться на стене и стрелять.

— Знаю! — закричал Джура. — Об этом мне Ивашко говорил ещё в Мин-Архаре.

i_001

Anuncios